Бизнес и финансы - Аналитика

Виталий ПортниковГлавный иск за ЮКОС в 50 млрд евро уже на подходе, а через год-два подойдет трилионний за Крым. И ни Меркель, ни Олланд, даже если бы захотели, не смогут повлиять на судебную систему — это не Россия.

О возможном аресте российского государственного имущества в Бельгии стало известно буквально за день до открытия Петербургского экономического форума.

Это мероприятие российское руководство рассчитывало превратить в очередные «потемкинские деревни» с участием местного старосты — Владимира Путина.

Самоуверенный правитель должен был рассказать участникам форума сказку о том, что с российской экономикой все будет хорошо и в Россию нужно вкладывать деньги.

И если Запад не желает — что ж, тогда будет вкладывать Китай. Теперь даже российские эксперты с сожалением признают, что новости из Брюсселя будут главными, а новости из Петербурга — второстепенными.

Какие могут быть инвестиции в страну, имущество которой может уже завтра пойти с молотка? Причем даже до конца не известно, по каким именно искам приняли решение в Бельгии.

Первоначально считалось, что речь идет об обеспечении иска бывших акционеров компании ЮКОС, которую российское государство украло у владельцев. Но Европейский суд по правам человека заявил, что арест российских активов в Бельгии не имеет к этому решению никакого отношения. Поэтому арест по делу ЮКОСа еще впереди.

И не только ЮКОСа. Наибольшие проблемы Россия получит, когда международное правосудие начнет рассматривать иски за Крым. В России никак не могут понять, что суды в цивилизованном мире не подчиняются ни Владимиру Путину, ни Дмитрию Киселеву.

И даже Ангеле Меркель с Франсуа Олландом они не подчиняются. Это в России можно отдать четкое распоряжение не только обычному судье, но даже и судьям Конституционного суда. И они радостно бросятся нарушать собственную Конституцию — потому что они такие же бесчестные проходимцы, как и политическое руководство страны.

На Западе все иначе. Украл — значит украл. И никакая политическая целесообразность не сможет повлиять на судебные решения.

На практике это означает только то, что российской экономике пришел конец даже и без всяких санкций. Как и экономика любой страны — а Россия уже давно не Советский Союз с его герметичной системой и Госпланом — она ​​не сможет существовать без активов на Западе и инвестиций.

Но если активы арестовываются, то нужно «закрываться». А если «закрываться», то это означает неизбежные экономические потери. И не только для государственных компаний — для всех.

Конечно, из всего этого есть очень простой выход. Не превращаться в Северную Корею. Отдать должное акционерам ЮКОСа. Уйти из Крыма и Донбасса. Привлечь к ответственности тех, кто воровал предприятия и территории.

Но нынешнее политическое руководство России вряд ли на это решится. Скорее всего, исправлять ошибки предшественников придется уже новой власти, которая появится после экономического краха России. И в этом случае заплатить россиянам придется гораздо больше, чем просто по судебным счетам.



Реклама